Стенограмма первого выступления адвоката Чернова Рустама Павловича (Адвокатская палата г. Москвы) на конференции адвокатов «Российская адвокатура: от конфликта к диалогу», 13 июля 2019, Москва

Смотрите второе выступление 

Здравствуйте, уважаемые коллеги!

Сложно выступать после столь эмоциональной речи, но я, все же, попробую...

У меня выступление называется просто «Страхования уголовной ответственности, как способ реформирования адвокатуры». Но, все же, я чувствую, что есть некоторый дефицит защиты Федеральной палаты адвокатов и органов адвокатского самоуправления. Я постараюсь его восполнить, мы, все-таки защитники,  - привыкли работать с двух сторон.

Но, прежде всего, хотел бы отметить, что все же наше руководство не направлено и не интернировано к нам откуда — то извне, все-таки это  люди, которые также, как мы с вами, адвокаты, и, видимо, что-то их такими сделало, что мы ими так не довольны. Предполагаю, что здесь идет речь о том, что наша адвокатура воспроизводит слепок государственной власти, то, как у нас организованно государство и… это нормально. Сегодня прозвучали слова и о китайском чиновничестве, о том, что какие-то клерки управляют адвокатурой. Ну, это нормально для России.

А почему в России так? Потому что мы несем определенное монгольское наследие, с начала XIII века русский народ был лишен возможности того, чтобы власть вырастала изнутри народа, нам власть всегда была навязана: она где-то далеко, это что-то страшное, не связанное с народом и народ,  если он не подчиняется — он уничтожается. Мы знаем карательные операции князей, мы знаем что Москва появилась благодаря Ивану Калите, который собирал налоги для монголов… Поэтому здесь традиция, намного, скажем так, намного глубже, чем просто наше попустительство, которое вот привело к появлению Федеральной палаты и так далее, и тому подобное. И это надо осознавать, что это часть нашей национальной традиции…Вот такой механический перенос, сравнение с Австрией, или еще что-то, он просто невозможен, потому что русская цивилизация, которая развивалась как полисная, была уничтожена монгольским вторжением… У нас были города, княжества удельные, потом у нас появилась вот Территориальная целостность. Ну, когда пропали монголы, как говорил Карамзин, ставка Золотой орды перебралась в Кремль.

Это надо учитывать в революционной борьбе, на мой взгляд.

Вот теперь значит  что нам делать? Вот мы управляемы слепком такой государственности… понятное дело, что, допустим, вот для Лондонских адвокатов, вот я говорил недавно,  в преддверии нашей конференции, у них вопрос там не Юмадилова, не Башкирской палаты, у них вопрос Законности  - это почему, допустим, наша Федеральная палата провела учредительный съезд в Крыму?  Они спрашивают, ну вот если вы такие правозащитники, если так все хорошо, почему вы над этим не возмущаетесь? Юмадилов, какие-то там 10 000 000 рублей или сколько там, то есть для них, получающих там гонорары, ну там Березовский отдал что-то  под миллиард долларов…  то есть для них это вообще какой-то не предмет общения, поэтому все-таки здесь вопрос в нашей бедности тоже.

Предыдущий докладчик, совершенно справедливо сказал, что  есть такая огромная проблема 51 УПК РФ и, конечно же, по ним судят об адвокатуре, потому что, если даже меня сейчас задержат, я не знаю, честно говоря, кому позвонить, кому довериться, я сначала возьму адвоката по 51-й и уже через него как-то, попытаюсь вопросы свои решать. И  хотел бы вам доложить, что была такая прекрасная концепция, которая предполагает, страхование уголовной ответственности населения, когда формируется страховой фонд и из этого фонда оплачивается работа адвоката, который участвует по 51-й УПК РФ, только это платит не федеральный бюджет, а платит этот страховой фонд по определенным правилам:  за «техническую работу», допустим, за выезды, за участие, за выигрыш. И, конечно же, понимаете, что если следователь, сотрудник органа дознания (то есть оперативник), сталкивается с тем, что приезжает адвокат, который специализируется именно по уголовным делам, который нацелен на выигрыш и это по каждому делу, конечно, мы можем сломать систему уголовной репрессии, а надо понимать чтоуголовная репрессия в России, это цементирующее основание государственности. Мы не можем ввести суд присяжных, потому что развалится Россия. В Якутии какого-нибудь губернатора, конечно же, оправдают, если он перестанет отчислять налоги в федеральный центр, поэтому вот эта система позволяет, во-первых, повысить доходы адвокатуры, средний счет за оказание адвокатских услуг будет порядка 5 – 6 тысяч долларов за стадию дела и позволит поднять престиж адвокатуры, собственно говоря. И мы понимаем, ну не мы, это я понимаю, эту систему, как некий антитезис существующему порядку, потому сейчас федеральным органам палаты, органам самоуправления ну некуда деваться. Вы поймите правильно, если сейчас такие речи как мы здесь слышим вот будет говорить Юрий Сергеевич Пилипенко на Старой площади, то надо понимать, что завтра адвокатуру закроют, потому что мы живем в условиях, когда решается все одним человеком и там 5 – 6 его приближенными и имена, и фамилии их известны, понимаете? Владислава Суркова тоже никто не избирал, он тоже клерк по большому счету, но этот человек, он решает, в том числе и наши вопросы.

Поэтому,  если мы возьмем эту систему на вооружение как способ реформирования существующих обстоятельств, мне кажется, это будет драйвом. Во-первых, это будет зациклено на деньги, а деньги это всегда важно. Это то, что сегодня позволяет существовать многим формам, скажем так, реформаторской реальности. Во-вторых, мы сможем вот это, вот эту ситуацию сломать, и главное — мы здесь ни с кем не конкурируем, нас перестанут обвинять в том, что мы пытаемся что-то у кого-то отнять в Федеральной палате. Предлагаю  вам в Интернете ознакомиться с этой системой страхования уголовной ответственности, она уже существует давно. В свое время она и Плигиным обсуждалась и Верховный суд давал заключение, ну, в общем, заключение было отрицательным, как вы понимаете. Вот. Поэтому мое мнение и предложение к вам, подумать над тем, чтобы реформировать нашу адвокатуру с помощью вот этой системы страхования уголовной ответственности и получения доходов.

И  хотел бы, у меня там еще сколько, три минуты тридцать одна секунда осталась, я все-таки хотел вернуться к текущей повестке, хотел бы выразить здесь тоже знаете что — я вот не одобряю подписания Обращения от 32-х, я его не подписывал и говорю, что я его не одобряю и вот почему. С одной стороны мы с вами говорим, что мы живем в условиях тоталитарного государства, то есть Государства -дракона и каждого нашего подзащитного, когда его хватают и без вины виноватого сажают, мы говорим: «Нет, так нельзя, нет, так нельзя! Так жить нельзя!» А с другой стороны, понимаете, вот сегодня прозвучало, что вот как там, если есть состав, нет состава, виновен, виновен, подождите: у нас возбуждается дело при наличии признаков преступления, человек привлекается к уголовной ответственности при наличии состава, между вот этим вот это и есть вот это следствие в отношении установленных лиц в том числе. Прием на самом деле чудовищный, да, возбуждение уголовного дела в отношении неустановленного лица, имея в виду, что это лицо, этот Юмадилов, возбуждение районным следственным отделом, это, во-первых, прямое нарушение права адвоката, потому что только Председатель следственного комитета по Башкирии имеет право возбудить такое дело, а есть позиция Верховного суда по Казберову, депутату, где тот же был прием использован, в конце концов, Верховный суд сказал, что нет, это должно быть возбуждение на уровне района, а на уровне главка. То есть фактически сейчас в отношении Юмадилова, благодаря нашему обращению, осуществляется незаконный сбор доказательственной базы, которая потом будет легализована на стадии привлечении в качестве обвиняемого, тогда Председатель следственного комитета подпишет, но Юмадилов сейчас: а) лишен защиты, б) нами ругаем и в)… ну и в итоге, что мы получили в результате этого обращения? Все-таки, мне кажется, есть здесь такой момент, что мы должны быть мудрее и сдержаннее, мы не должны… прав здесь Резник, понимаете, вот речь Резника, его позиция, это, знаете, вот его позиция, это позиция удельного князя, который говорит: «Ребята, не пишите монголам! Давайте мы сами разберемся, вот только не монголам! Вот мы русский народ, давайте не будем  в Кичи -Сарай писать».

Понимаете, это об этом? Потому что, привлекая государство, говоря ему приди и разберись, мы получаем совершенно неуправляемого участника, государство у нас карательный орган и в этом отношении, я считаю, что, во-первых, преследование Юмадилова, оно абсолютно незаконно, потому что сбор доказательственной базы происходит на уровне райотдела и, во-вторых, мне жалко что мы этому поспособствовали и все-таки как никак, в историю это все так и войдет, к сожалению. Благими намерениями вымощена дорога в ад. Поэтому призываю вас подумать над реформой и собственно говоря, жить дружно, надо все-таки друг друга любить, несмотря ни на что, мне кажется, понимаете, мы должны друг друга любить все равно, в любом случае.

Спасибо!

СМИ о конференции: 

1. Газета «Коммерсантъ» от 19.07. 2019 

2. Газета «Новые известия»  от 19.07. 2019 

Временная метка  выступления на видео -  1 ч. 41 м. 37 с.

https://youtu.be/bS8Ih8RSGl0

Ссылка на оригинал

Да 0 0

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Чернов Рустам

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Стенограмма первого выступления адвоката Чернова Рустама Павловича (Адвокатская палата г. Москвы) на конференции адвокатов «Российская адвокатура: от конфликта к диалогу», 13 июля 2019, Москва» 0 звезд из 5 на основе 0 оценок.

Похожие публикации

Яндекс.Метрика