События последнего времени выявили острые противоречия в адвокатском сообществе. Имею в виду обращение группы подписантов из 32 человек в Следственный Комитет РФ в связи с предполагаемыми фактами коррупции в Башкирской палате адвокатов. 

Удивительной представляется именно реакция Федеральной палаты и IХ Съезда адвокатов  на вполне безобидные, я бы даже сказал, несколько «травоядные», высказывания т.н. «адвокатской оппозиции». Столь эмоциональная и бурная реакция мэтров, сопровождаемая, вопреки их заявлениям, возбуждением дисциплинарных производств в отношении оппозиционеров — подписантов, принятие Разъяснения Комиссии по этике и стандартам № 03/19, запрещающее обращение в органы государственной власти, и тем более в правоохранительные органы — все это свидетельствует о чем-то более существенном, чем простая антипатия к оппозиции. 

Хотелось бы думать, что именно независимость адвокатуры, на которую якобы покушались подписанты обращения в Следственный комитет, так взволновала действующее руководство. Но даже стороннему наблюдателю очевидна несоразмерность реакции, не говоря уже о словесном выражении антипатии: «пасть закрой», «нерукопожатность» и прочее. 

Отдельные наблюдатели сделали в отношении коллег из Башкирии предположение о «круговой поруке», но эта версия также представляется весьма слабой. Не тот масштаб. Да и потом, ну какая коррупция? Ну это же встречается сплошь и рядом даже на бытовом уровне адвокатуры, когда собственник помещения сдает его адвокатскому образованию, которое сам же бессменно возглавляет, формируя таким образом повышенную ставку аренды (через отчисления адвокатов). И никогда это не вызывало у адвокатов нареканий — так устроена жизнь, кто-то имеет, кто-то не имеет. 

Почему господин Юмадилов, который арендует помещение под палату адвокатов у своей тещи, должен быть подвергнут за это позорной вивисекции? Почему именно он? Можно взять любого. В общем, все это не причина такой нервной обстановки в нашем любимом сообществе прекрасных, порядочных людей. 

Истинная причина, по моему мнению, глубже. Речь идет о том, что государством предъявлены были требования о высокой управляемости адвокатуры в обмен, во-первых, на ее сохранение, во-вторых, что более актуально, на монополию на представительство в суде, которое планируется ввести в грядущую пятилетку. 

Согласимся, что в нашей среде все еще сохраняются адвокаты, которые раздражают своими правозащитными высказываниями, и сделать с ними практически ничего нельзя. Дух свободы у нас, по сравнению с прочими участниками правосудия, просто зашкаливает. Государству такая адвокатура не очень удобна, с ней тяжело будет проводить Большую Репрессию. Мало кто сомневается, что мы планомерно движемся именно в эту сторону. 

Государство, по моему мнению, идет на уступки, оставляет все как есть, но при этом требует от руководства адвокатуры единообразия позиции, одного центра силы, с которым можно договариваться и управлять сообществом. Вот именно это желание руководства адвокатуры продемонстрировать, кто в доме хозяин, и явилось причиной публичного скандала на IХ Съезде адвокатов. Именно это пытались донести до нас мэтры: все проблемы мы должны решать сами, не обращаясь к государству, иначе за нас их будут решать госчиновники, именно в этом усмотрели нарушение и посягательство на независимость. 

Если это так, то правильно ли это? Как говорил Платон, нет добра и зла, есть истина и заблуждение. Уверен в том, что если такие договоренности и существуют, то наши адвокатские руководители имели благие намерения, но все же этот путь мне представляется ошибочным. Между государством и адвокатурой не может быть подобного рода договоров, как их «не может быть меж львом и человеком» (Гомер). Именно потому, что они сначала ведут к переоценке собственной значимости, затем к глухоте критики и, наконец, венчаются отменой конституционных прав адвокатов (имею в виду Разъяснение Комиссии по этике и стандартам № 03/19), дисциплинарными производствами в отношении тех, кто действовал в соответствии с законом, не говоря уже о том, что применяется обратная сила репрессивного основания, так как на момент подписания обращения в СК РФ никакого Разъяснения № 03/19 не существовало. 

И это только начало. Наши мэтры, по-моему, просто не понимают, что за милыми людьми из Администрации Президента и Минюста стоит сила, не имеющая других видов, кроме как на обеспечение беспрепятственной тотальной властной функции для узкой группы лиц. По моему мнению, эта группа руководствуется тезисом Артура Шопенгауэра: «Закон — удел слабых, сильный рвет его как паутину».

Вступив на путь отрицания законности, а именно так можно охарактеризовать Разъяснение № 03/19, мы потеряем свою сущность — защиту права. Кто тогда защитит нас, кроме закона? Мы станем просто мебелью в суде, но уже на законном основании. Разве этого желают наши руководители? Не думаю. 

Настоящей заметкой призываю руководство адвокатского сообщества задуматься, сделать шаг назад, вернуться к пониманию ценности взаимного уважения, любви и сдержанности дискуссии. 

Источник: портал «Голос  адвоката»

Ссылка на оригинал

Да 6 6

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Пока нет комментариев

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Зачистка адвокатуры » 1 звезд из 5 на основе 6 оценок.

Похожие публикации

Яндекс.Метрика